Топ-100 Саботаж строительства ливневок в Нур-Султане перерос в судебный скандал
  • 08 декабря, 17:48
  • Астана
  • Weather icon -21
  • 434,6
  • 489,92
  • 5,85

Саботаж строительства ливневок в Нур-Султане перерос в судебный скандал

В битву за 15 миллиардов тенге вмешался председатель Верховного суда Казахстана.

Прошел без малого месяц с момента последней публикации Total.kz об истории с тендерами на строительство ливневой канализации в Нур-Султане, и на тот момент казалось, что разбирательство с результатами тендеров зашло в тупик. Однако у этого сюжета неожиданно возникло продолжение, судя по которому, битва за 15 миллиардов тенге еще длится, передает корреспондент Total.kz.

Журналист Михаил Козачков, раскопавший всю эту историю, выяснил, что в дело о тендерах на ливневую канализацию вмешался сам Жакип Асанов, председатель Верховного суда Казахстана.

«Весь год в столице не могут разобраться, кому же отдать тендер на строительство ливневой канализации. Объем работ разделен на несколько конкурсов, а самые вкусные из них два — на 11,6 и 3,8 миллиарда тенге. Сначала наиболее достойных выбирал акимат города, потом департамент внутреннего государственного аудита Минфина, а в конце суд заставил пересчитать условные скидки участников. И на этом, в принципе, надо было заканчивать и заключать контракты. На дворе уже октябрь, в столице заморозки, возможны осадки, а канализацию никто даже не начинал рыть. Но когда на кону 15 миллиардов, канализация может и подождать. Тем более, что свое веское слово решил вставить не кто-нибудь, а председатель Верховного суда. Жакип Асанов внес личное представление о пересмотре судебных актов, то есть главный бий страны заподозрил, что пятнашку отдали не тем», — пишет журналист в своем Facebook-аккаунте.

А мы напомним, что в комиссии первого тендера на 11,6 миллиарда тенге заседали сам аким Нур-Султана Алтай Кульгинов и назначенный им заместитель Ермек Кизатов — «почетный железнодорожник», неизвестно что понимающий в городском хозяйстве, а отвечает он за предупреждение чрезвычайных ситуаций, энергетику, коммунальное хозяйство (теплоснабжение, водоснабжение, водоотведение, водопользование, ливневые каналы), коммунальные отходы, газификацию, газоснабжение, городской общественный транспорт и связь, строительство инфраструктуры автомобильных дорог, линий LRT, ТЭЦ-3, СПК (в части энергетики). И если бы первый тендер состоялся как надо, то строительство ливневки в столице уже давно бы началось, а возможно — и закончилось бы до следующего паводка, который неминуемо притопит Нур-Султан весной. Пока важные персоны разбираются, кто же выиграл тот тендер.

Но вернемся к посту Козачкова. Журналист обратил внимание на то, что послужило поводом для вмешательства самого Жакипа Асанова в сугубо гражданский процесс.

«Поводом для представления Асанова послужил другой документ — представление Тлектеса Барпибаева, председателя горсуда столицы. Любитель бизнес-джетов обратился к шефу официально, указав, что судьи апелляционной инстанции (по сути, его епархия) вышли за пределы своей компетенции, что вызвало большой общественный резонанс в соцсетях и нарекания госорганов… То есть представление Асанова вытекает из представления Барпибаева. Все, в общем-то, логично. Но есть нюансы. Я не уверен, что Барпибаев имел право вносить свое представление на имя Жакипа Асанова. Я так и не нашел, при каких обстоятельствах руководитель областного суда, к числу которых относится попутный пассажир, может написать представление по гражданскому делу на имя председателя Верховного суда», — утверждает журналист.

По его словам, в статье 435 Гражданского процессуального кодекса «четко прописано, откуда в природе появляются представления председателя Верховного суда».

«В пункте два этой статьи указано, что «Председатель Верховного суда Республики Казахстан вправе вносить представление на вступившие в силу судебные акты как по собственной инициативе, так и по ходатайству лиц, указанных в части первой настоящей статьи». В части первой эти лица перечислены — «стороны, лица, участвующие в деле, другие лица, интересы которых затрагиваются судебными актами и их представителями». То есть механизм работает так: председатель Верховного суда получает ходатайство от кого-то из участников процесса либо от того, чьи интересы этот процесс затронул, после чего вносит свое представление. Несложно», — подчеркнул Михаил Козачков.

Но в этом списке нет Тлектеса Барпибаева, продолжает журналист. В ГПК, по его словам, нет нормы, согласно которой председатель областного суда, к кому приравнен руководитель горсуда Нур-Султана, может направить представление на имя председателя Верховного суда.

«Но зато Барпибаев нашелся в статье 446 Уголовно-процессуального кодекса. Там перечислены случаи, когда дело повторно рассматривается в апелляционной инстанции. В пункте 3 появляется председатель облсуда: «В случае, если вновь вынесенные приговор, постановление войдут в противоречие с ранее вынесенным приговором, постановлением апелляционной инстанции, председатель областного суда вносит представление об устранении возникших противоречий в кассационную инстанцию», — цитирует УПК Козачков, подчеркивая, что это касается уголовных дел, а не гражданских споров.

И эта ситуация подводит автора к двум совершенно логичным выводам: либо Барпибаев не знает азы юриспруденции, либо он лично заинтересован в определенном исходе дела с тендерами. А это возвращает нас к вопросу из первой публикации на тему ливневок в Нур-Султане: кто и почему саботирует их строительство? Почему двухлетний простой со строительством ливневой канализации вылился в грандиозный судебный скандал? И скажется ли этот скандал на карьере всех причастных, в частности, Ермека Кизатова, отвечающего за дела в коммунальном хозяйстве столицы, где уже больше года не могут пристроить деньги на строительство ливневок?  


Смотрите также:

Предложить новость

Спасибо за предложенную новость!

Надеемся на дальнейшее сотрудничество.